Записки одолевшего COVID-19. Часть первая: «Инфекция домашним делам помеха»

Смоленск

Все началось 8 февраля.

От редакции: как метко отмечала Фаина Раневская: «Если больной очень хочет жить, то врачи бессильны». Слова  советской и российской актрисы получают подтверждение и в наши дни. Редакция сайта «Главный региональный» запускает цикл материалов о процессе заболевания пациента коронавирусом, противостоянии его организма инфекции и действиях смоленских медиков в ситуации с зараженным COVID-19. Сразу оговоримся — повествование ведется от лица заболевшего, который очень любит своих кур, кроликов и собак. Приятного прочтения!                                                                                                

«Всё началось 8 февраля 2021 года. К появлению у меня температуры 37 градусов я отнесся скептически. Думал – небольшая простуда, чего со мной уже лет 17 не случалось (с тех пор, как стал посещать и окунаться в святых источниках).

9 февраля с утра чувствовал наличие температуры, но, в целом, мне было неплохо. Я с легкостью выполнял привычную работу по хозяйству. К слову сказать, встаю в 5 утра, включаю свет у курочек, кормлю их и кроликов, веду собак на прогулку. С ними гуляю около часа, проходя при этом 3-5 км. Вечером, покормив и снова выгуляв собак, вернулся в дом и затопил печь.

Неожиданно меня охватил такой озноб, что «зуб на зуб» не попадал. Ртутный термометр ещё советского производства показал 38 градусов. Меня, можно сказать, «колбасило» так, что я полез на печь, чтобы согреться и уснул. Минут 40 спустя я очнулся, спустился с печи и дотопил ее. Однако температура выросла до 39.5 градусов.

Я принял таблетку аспирина и две таблетки парацетамола, забытых летом гостившей у меня племянницей. Утром следующего дня встал, как обычно, в 5 часов и, чувствуя, что болезнь не отпускает, измерил температуру — 37.5. Накормив питомцев и выгуляв собак, затопил печь и по обычной схеме, приготовив зверушкам, попил чаю. Однако брать в руки книгу любимого писателя А.П. Чехова мне уже не хотелось.

Наивно думал, что через день-другой недуг меня отпустит, но не тут-то было — это продолжалось неделю. Такого отвратного состояния я не испытывал за все 62 года жизни. Мне не хотелось вставать с постели, есть, что-либо делать. Силы буквально покинули меня. Появилось чувство отрешенности и обреченности. Я понял — это не банальная простуда, а злобный вирус. И решил обратиться к докторам.

На попытку вызвать участкового терапевта мне было предложили добираться самому. Но дорогу намело так, что выехать из дому не представлялось возможным. Позвонив 15 февраля главе нашей сельской администрации попросил прислать трактор для расчистки 150 метров от моего дома до дороги. Сказал ему, что я болен и мне необходимо добраться до врачей. Каково же было мое удивление, когда уже через час приехал трактор и прочистил дорогу. Спасибо главе за то великое! Дело оставалось за малым — откопать сам выход из гаража — это был достаточно приличный снежный бархан. Я позвонил своему другу из соседней деревни и попросил о помощи в расчистке выезда из гаража. Юра, спасибо тебе за быстрый отклик и решение проблемы.

16 февраля я прибыл в поликлинику в 9.30 утра. В регистратуре засомневались, что моя деревня в зоне обслуживания их лечебного учреждения и предложили поехать в Печерск. Там на меня завели медкарту. От семейного доктора Ольги Ф. я получил направление на анализы и отправился в лабораторию. У меня взяли мазки на короновирус и выдали направление на рентген в поликлинику Смоленской ЦРБ.

Мне удалось доехать до города, где я просидел в очереди более получаса, а затем свыше часа ждал описания снимка. С самого утра у меня держалась температура 39.5, самочувствие было очень плохим…»

Продолжение следует.

Главный региональный
Оставить комментарий