Тверь.
Святая благотворительность или низкое попрошайничество?.

В Твери при поддержке правительства проходит двухдневный форум «для активных горожан и НКО». Как заявляется на сайте регионального правительства, «нынешнее мероприятие – возможность объединить граждан и бизнес, нацеленных на активное участие в решении актуальных задач, в том числе инвестирование в благотворительность»

Идеологический базис

Первый день отведен некоммерческим организациям. Участники намерены подискутировать о технологиях социальных преобразований, дать мастер-классы по сбору частных пожертвований, поделиться опытом продвижения социальных проектов, а в финале их ждет конференция «Социальная ответственность бизнеса: стратегия действий». 

Во второй день, то есть 31 октября, на площадки форума подтянутся активные горожане, которым не безразлична судьба региона. Для них запланированы мастер-классы по — читайте по слогам! — народному финансированию социальных проектов. В переводе на доступный русский язык это можно выразить фразой «спасение утопающих — дело рук самих утопающих».

Отметим, что сегодня некоммерческим организациям оказывается серьезная поддержка на федеральном и областном уровнях в форме грантов. За последние три года правительство региона материально поощрило 142 проекта, представленных такими организациями. 

То есть схема следующая: некие предприимчивые и «социально ответственные» граждане создают некую организацию, пишут некий проект, получают под него несколько сотен тысяч рублей, а потом идут собирать частные пожертвования или/и доить бизнес, чтобы помочь голодающим Поволжья. Простите меня за дремучесь и политическую несознательность, а не проще ли направить деньги из бюджета сразу на кусок хлеба и дополнительные меры поддержки тех самых голодающих? 

Оказывается, нет. Поэтому получившие грант НКО набирают студентов-волонтеров, которые похлеще навязчивых цыган хватают нас с вами за рукава в супермаркете «Тележка» или на «тверском Арбате» — улице Трехсвятской. Они пихают вам в ладонь невразумительную листовку, бумажный цветочек или причудливо изогнутый воздушный шарик, в ваши уши врывается громкая и четкая скороговорка о том, как голодают многодетные семьи и какой вы будете редкостной сволочью, если прямо сейчас не пожертвуете деньги или продукты. И ваша рука уже тянется к кошельку за сторублевкой… Полно, да ваша ли?

Тверь. <br> Святая благотворительность или низкое попрошайничество?.

Дети лейтенанта Шмидта

Я не понимаю, почему НКО получают деньги из федерального и регионального бюджетов, а потом рисуют плакаты с призывом «Подари дрова замерзающему!», «Подай кусок хлеба голодающему!», «Отдай старые вещи раздетому!» или «Помоги наркоману встать на путь исправления!» — и с этими плакатами идут просить деньги у обычных граждан. Не кажется ли вам, что это какая-то странная форма благотворительности? Я сочувствую прозябающим старикам, но после призыва «Подари дрова!» мне хочется спросить: а почему эти старики, отдавшие по 40-50 лет тяжелой работы великой стране и заработавшие себе горб на строительстве светлого будущего и справедливого государства, ныне не могут от этого самого государства получить машину дров? 

Во время благотворительных смс-пожертвований ко Дню Победы, направленных на оказание материальной помощи ветеранам ВОВ, мою нигилистическую душу снова терзали смутные сомнения: ветеранская пенсия переваливает за 25 тысяч рублей, к празднику всем участникам Великой Отечественной производятся выплаты из федерального бюджета по президентскому указу… стесняюсь спросить, а деньги от тысяч смс точно ЭТИМ людям пойдут? Или тем, кому нужна другая машина — например, «Лексус»?

Встречая в супермаркете на Вагжанова защитников голодных детишек из семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, я — въедливая натура — почему-то некстати вспоминаю, что буквально на днях министерство социальной защиты под лозунгом поддержки таких семей купило десять автомобилей «Рено-Дастер» своим сотрудникам в районах (а как же импортозамещение?).

Я искренне не понимаю, почему в такой богатой области, как Тверская, налево и направо торгующей земельными, лесными и водными ресурсами, не находится средств на поддержку самых слабых и незащищенных? Почему на детское пособие можно купить лишь четверть упаковки детского питания  для грудничка или две шоколадки для ребенка постарше? Почему власть с ее разветвленным и могучим аппаратом перекладывает на одних граждан функцию заботы о других — пусть безногого одноногий везет? В чем же тогда функционал самой власти — раздавать указания и контролировать исполнение?

Тверь. <br> Святая благотворительность или низкое попрошайничество?.

Насильно добр не будешь

Могу понять и принять умом и сердцем два вида благодеяния.

Первое: когда в социально благополучной и небедной стране, находящей миллионы на помощь Сирии, Украине, Индии и прочим неудачникам, успешный и прибыльный бизнес отдает часть своих прибылей на нужды нищих и больных земляков. По зову совести и велению души, а отнюдь не по отмашке сверху. Просто потому, что иначе не мыслит. Меценатство, как ни крути, всегда было одной из самых лучших черт русского купечества.

Второе: когда люди среднего достатка, не имеющие возможности помочь нищим и больным в одиночку, стараются найти единомышленников в этом благородном деле, устраивают сборы пожертвований — но при этом сами работают за идею, а не за грант. Глядя на гладких, холеных, довольных жизнью и деловитых господ в дорогущих костюмах, кои красиво изрекают пафосные лозунги в стиле «возлюби ближнего своего», мне хочется спросить: а вы в курсе, сколько месяцев будет питаться многодетная семья на стоимость вашего галстука?

Тверь. <br> Святая благотворительность или низкое попрошайничество?.

Вот такие виды благотворительности и заботы могли бы понять и принять, мне кажется, многие представители среднего класса. Но у нас, как видите, схема сложная, многоходовая и от того подозрительная. И страшно даже не то, что конкретный житель области лишится 100-200 рублей, не устояв перед напористыми НКО и разномастными волонтерами с «высокой степенью гражданской активности». Страшно другое: рано или поздно мы устанем от обилия притворства и попрошайничества под видом акций, когда битый небитого везет и голодный сытого кормит. Разуверимся, потому что сытых не прибавляется, аппетиты сборщиков подати (пардон, пожертвований) растут, а проверить, пошли ли деньги по назначению — решительно невозможно! Как невозможно и получить ответ на вопрос, кто эти благодетели, у которых так «болит сердце» за стариков, больных детей и прочих социально незащищенных граждан? 

И в час икс мы не услышим мольбу того, кто реально нуждается в помощи — она просто потонет в хоре благословленных властью, узаконенных попрошаек.

А пока этого не случилось и вы не очерствели сердцем, оглянитесь вокруг: рядом с вами наверняка есть одинокий старик или не вылезающая из долгов многодетная семья. Сходите в магазин, купите им пакет с продуктами или теплый свитер, просто поинтересуйтесь здоровьем и проблемами, окажите моральную поддержку. Любовь ко всему человечеству, да еще и через посредников, да путем смс и «лайков» в Интернете — это словоблудие. Попробуйте найти себе живого подопечного с реальными проблемами и помогайте ему — как умеете. На это не нужны претенциозные форумы и благосклонные кивки власть имущих.

Главный региональный
Оставить комментарий