Тверь.
Андреаполь вспоминает своих освободителей.

Для жителей многих районов Тверской области День Победы – один из самых важных праздников, ведь он неразрывно связан с подвигами бойцов Великой Отечественной войны, освобождавшими эти места от фашистских захватчиков. Тверь, северо-западные районы области – их жителям пришлось не понаслышке узнать, каково жить под игом завоевателей. Разрушенные дома, искореженные и изрытые воронками дороги, глумящиеся над мирным населением вражеские солдаты – все это до сих пор помнят наши старики – и те, которые воевали, и те, что были на тот момент подростками

Семьдесят лет назад прошелся враг и по Андреапольской земле. До сих пор еще работникам леспромхоза приходится в своей работе сталкиваться с деревьями, вобравшими в себя осколки снарядов, и сегодня еще на огородах жителей окраин видны следы боев.  Конечно, время и труд жителей сравняли окопы  и траншеи на местах былых кровопролитных сражений, но не исчезает память о подвиге нашего народа в этой страшной войне.

Откуда берутся герои?

Центральная улица Андреаполя, начинающаяся прямо у железнодорожного вокзала, называется улица Половчени. Каждый приезжающий в городок обязательно спросит: что за название такое? В честь кого? И ему  ответит любой житель, от школьника до пенсионера: это наш герой и освободитель Гавриил Антонович Половченя. Он – почетный гражданин Андреаполя, потомки Гавриила Антоновича всегда будут желанными гостями в городе. Подвиг Гавриила Антоновича Половчени и других известных и безымянных героев, освобождавших Андреапольский район и всю Калининскую область немецко-фашистских захватчиков, будет жить в сердцах новых поколений всегда.

Гавриил Антонович Половченя, белорус по национальности, родился 01.05.1907 в селе Языль Стародорожского района Минской области. О своей малой родине он вспоминал так: «Село большое, около 2000 усадеб. У отца была крытая соломой хата, во дворе простые хозяйственные постройки. Двор небольшой: запряженная в телегу лошадь не могла развернуться. Хорошо помню, как освещалась наша хата. Посредине ее висело специальное нехитрое приспособление — лучина в форме колокола, на который вешалась сделанная из проволоки лучинница в виде решетки, а на нее клались горящие щепки, заготовленные из смолистых пней. В мою обязанность входила заготовка щепок, а с наступлением темноты я разводил в лучине маленький костер. При его свете я готовил уроки, отец плел лапти, мама с двумя моими сестрами пряла пряжу для полотна, из которого шили немудреную крестьянскую одежду.

Жили бедно, отец имел всего одну десятину земли. Своего хлеба еле-еле хватало до Рождества. Чтобы прокормить семью, отец занимался бондарным ремеслом, плотничал, делал деревянную утварь и менял все это на хлеб — так и жили до нового урожая».

В 1927 году Гавриил Половченя был призван в армию, служил рядовым в конном взводе. Затем окончил школу младших командиров и вернулся в свою часть на должность помощника командира взвода. Парня тянуло к технике, он мечтал стать танкистом, и делал все для осуществления своей мечты. В Минском военном училище им. М.И. Калинина он окончил курсы механиков-водителей, после чего в 1935 году был направлен командованием 21-й мотомеханизированной бригады Белорусского военного округа на прохождение ускоренных курсов среднего комсостава. Окончив их, Гавриил Антонович становится командиром бронеразведвзвода. Командование и дальше продолжало отмечать активного, любознательного, серьезного и пользующегося уважением сослуживцев молодого человека: в ноябре 1939 года его назначают на должность командира 3-й автотранспортной роты 32 автотранспортного полка 46-й механизированной бригады. В мае 1941 года рота под командованием старшего лейтенанта Половчени была задействована на строительстве укрепрайонов на западной границе. Здесь их и настигло судьбоносное выступление Вячеслава Молотова с известием о начале войны.

Каждому россиянину со школьной скамьи знаком термин «блиц-криг» — план молниеносных военных действий германской армии, итогом которых должен был стать захват Москвы и полное порабощение Советского Союза. Фашисты рассчитывали, разгромив основные силы Советской армии, взять Москву, выйти на Волгу, захватить важнейшие жизненные центры нашей страны. По версии Вермахта, 7 ноября 1941 года на Красной площади должен был состояться парад фашистских, а не советских войск.

Гавриилу Антоновичу Половчене и его автотранспортной роте в первые месяцы войны было поручено тыловое обеспечение 16-й армии: доставка личного состава, боеприпасов, горючего и прочих необходимых вещей. В начале осени Гавриил Половченя был направлен в Горький для комплектования 141-го тяжелого танкового батальона, в котором занял должность заместителя командира, и в конце декабря отправился на фронт.

Место встречи — Андреаполь

В Андреаполе, где Гавриилу Половчене суждено было совершить свой подвиг, тем временем уже вовсю хозяйничали немецкие захватчики. И хотя их власть не продлилась и полугода, этим месяцы жестко врезались в память людей.

«Немцы вошли в Кленицы днем. Шли нескончаемой вереницей. Некоторые ехали на велосипедах. Стояла ранняя осень. Немцы занимали дома, заставляя хозяев ютиться,  кто  где мог. Жить приходилось в постоянном страхе. И за то, что убьют, и за то, что отнимут последний кусок. Фашисты забирали все съестное. Заставляли печь для них хлеб, за непослушание били.…Очень боялись карателей. Когда шел карательный отряд, хотелось зарыться в землю», — вспоминала местная жительница А. С.Бахно.

Пленные красноармейцы, отбитые нашими частями у деревни Луги Андреапольского района, рассказывали следующее: «Пищи нам давали очень редко и если давали, то конину от убитых или дохлых лошадей. Часто к нашему лагерю подходило гражданское население и забрасывало нам хлеба или картошки, но брать никто из нас не смел, за это сразу же расстреливали на месте».

Картину того страшного времени обрисовала в своих стихах местная жительница  Е.Новожилова:

Не спали люди утром рано,

Спокойно негде было спать.

Дома, как после урагана, —

Жилого места не узнать.

В сараях строили полати,

Кругом чернели кирпичи.

Лишь в чудом уцелевшей хате

Ютились дети у печи.

Тогда таким был Андреаполь

Вдоль реки на берегу.

Никто не смел рыдать и плакать,

А слал проклятия врагу.

Мужья, сыны на запад гнали

Врагов, на нас поднявших меч,

И пядь за пядью очищали,

Чтобы всю Родину сберечь…

Андреаполь был освобожден только 16 января 1942 года, в боях за освобождение Андреаполя как раз и прославился заместитель командира 141-го танкового батальона капитан Гавриил Антонович Половченя вместе со своим экипажем. После выгрузки на станции Осташков танковый батальон получил приказ — скрытно переправиться через озеро Охват и совместно с 249-й стрелковой дивизией наступать в направлении Андреаполя.

Танки двинулись в сторону деревни Луги, преодолевая  сопротивление врага. В азарте боя Гавриил Половченя не заметил, как танк углубился в тыл противника на 12-15 километров. Артиллерийский огонь со стороны немецких позиций усилился. Бронебойный снаряд угодил в бак с горючим, пришлось заглушить мотор, чтобы заделать пробоину. Справились с этим, вновь завели мотор. Но немцы успели воспользоваться вынужденным простоем железной махины: они набросили на башню неподвижного Т-34 пропитанный соляркой брезент и подожгли его. Когда танк начал разворачиваться, немцы кинулись в укрытие и уже не могли навредить. Однако быстро вернуться к своим не удалось: при каждой попытке механика-водителя прибавить скорость пламя на горящем брезенте разгоралось, угрожая подобраться к мотору. Стало ясно, что экипажу придется выбраться наверх и тушить огонь, что и было сделано. Ситуацией снова попытались воспользоваться немцы, с которыми танкисты схлестнулись врукопашную и вышли победителями. Да еще и умудрились прихватить «языка» и вместе с ним вернулись к своим.

Железный конь, троянский конь

Гавриила Половченю вызвали в штаб дивизии, где батальону была поставлена новая задача: направить два танка в район станции Андреаполь, где они должны скрытно занять удобную позицию, уничтожить огнем паровоз и тем самым спасти от отправки в Германию эшелон с советскими людьми и награбленным имуществом.

14 января танки приблизились к Андреаполю и остановились на небольшой возвышенности, неподалеку от города. Рассматривая в бинокль железнодорожную станцию, Половченя увидел большое скопление техники и солдат. Неожиданно рядом с танком стали один за другим взрываться снаряды – ясно, танк замечен. Пришлось отходить в ближайший лесок и продумывать, как выполнить боевую задачу в новых условиях. Впереди под покровом льда протекала небольшая речка Городня, через которую нужно было перебраться. Командирский танк вышел на лед, но он оказался тонким, и танк лег днищем на грунт. Все попытки сдвинуться с места успеха не имели. Второй танк взял командира на буксир и попытался вытащить его из ледяной ловушки, однако в это время начался прицельный минометный обстрел.

Чтобы не потерять обе машины, Половченя приказал командиру второго танка старшему лейтенанту Давыдову уйти в безопасное место, дождаться выхода эшелона со станции и расстрелять паровоз. Давыдов приступил к выполнению приказа, а «тридцатьчетверка» Половчени осталась  полулежать на дне ледяной реки. В таком положении экипаж провел почти двое суток. В танке все промерзло, кончался запас продовольствия.

К вечеру 15 января немцы решили, что в застрявшем танке наверняка никого не осталось, и направилась к нему. Танк не подавал признаков жизни, поскольку Половченя приказал не стрелять и ничем не выдавать присутствия экипажа внутри боевой машины. Немцы влезли на танк, хозяйски постучали сапогами и прикладами, безуспешно пытались открыть башенный люк. Убедившись, что реакции нет, гитлеровцы ушли и отправили за танком тягач. Затаившимся внутри танкистам стало ясно, что немцы хотят взять танк в качестве трофея.

План Половчени был дерзок и прост, как план троянцев: пусть немцы думают, что в танке никого нет, вытащат его и приволокут в город. Ну а там – кто не спрятался, мы не виноваты! Танкистам командир велел сохранять готовность номер один в ожидании удобного момента. Немцы набросили трос на крюки танка, тягач взревел, и танк медленно выполз на берег. Можно было бы сейчас открыть огонь, разделаться с тягачом, но тогда пришлось бы в ходе отступления опять перебираться через Городню и возвращаться в ту же беспомощную ситуацию.

Как рассказывали очевидцы, немцев подвела беспечность и привычка всех равнять по себе. Им, холеным и избалованным, привыкшим шествовать по Европе без особых препятствий и не встречавшим ярких примеров самопожертвования, и в голову бы не пришло, что русские при 35-градусном морозе остались почти на двое суток в насквозь промерзшем железном панцире. Тягач притащил танк на территорию охраняемого немцами Андреапольского промкомбината. Экипаж по-прежнему ничем не выдавал себя до самой ночи, а тем временем Гавриил Половченя связался по рации с командованием и изложил свои соображения по захвату города.

Под утро 16 января, когда тьма самая густая,  сон наиболее крепкий, а реакция у людей явно замедленная,  «трофейный» танк внезапно взревел мотором и двинулся по улицам Андреаполя, по пути расстреливая и круша гусеницами вражеских солдат и военную технику. Среди немцев поднялась нешуточная паника, а в это время подошли основные силы. Т-34 Гавриила Половчени успешно выполнил роль «троянского коня», навел страху на немцев, изнутри подорвал вражескую оборону  и обеспечил быстрое и эффектное взятие города с минимальными потерями. Такому «блиц-кригу» могло позавидовать все командование Вермахта, вместе взятое.

Подвиг Половчени и его экипажа при освобождении Андреаполя передавался из уст в уста, он стал настоящим мифом, который поощрял советских воинов к таким же проявлениям смекалки, выдержки, героизма. Через две недели, 1 февраля 1942 года, в газете «Красная звезда» была опубликована «Баллад о капитане Половчене» Михаила Матусовского, вот отрывок из нее:

…Но танк исчез в седом дыму,

Где след его найдете?

Враги подобрались к нему

На трудном повороте.

Мотор заглох, как неживой,

И, пользуясь моментом,

Его накрыли с головой

Пылающим брезентом.

Но, чтоб не думали враги,

Что сдастся он без боя,

Водитель сдвинул рычаги

Слабеющей рукою.

Танкистов мучила жара,

И немцам жарко стало,

Когда пошла на них гора

Горящего металла.

Он поднят был рывком одним,

Он шел неустрашимо.

Летели по ветру за ним

Густые космы дыма …

Тверь. <br> Андреаполь вспоминает своих освободителей.

Родина по достоинству оценила подвиг героического экипажа. Указом президиума Верховного Совета СССР от 5 мая 1942 года Гавриилу Антоновичу Половчене присвоено звание Героя Советского Союза, отмечены высокими наградами и остальные члены экипажа. Ордена Ленина был удостоен старший сержант Пушкарский, орденов Красного Знамени — лейтенант Гольцман и старшина Бондаренко. Слава об экипаже широко распространилась в войсках.

Гавриил Антонович Половченя прошел всю войну, участвовал в освобождении стран Восточной Европы, уволился в запас с должности заместителя бронетанковыми и механизированными войсками Одесского военного округа. После войны он работал главным инженером, директором МТС в Николаевской области, инженером Черноморского судостроительного завода в г. Николаеве. Умер Г.А. Половченя в 1998 году. Сейчас связь с Андреаполем поддерживает его сын, живущий на Украине. 

Главный региональный
Оставить комментарий