Смоленск.
Экс-офицер смоленского КГБ умер в Польше в страшной нищете.

Олега Закирова похоронили на протестантском кладбище в городе Лодзь

О Закирове известно, что в 80-е годы XX века он занимался расследованием Катынской трагедии – сообщает Польский культурный центр в Калининграде.

Олег Закиров рожден в Узбекской ССР, получил юридическое образование и в 1975 году вступил в КГБ. Два года работал в Афганистане, как офицер советской спецслужбы. В 1985 году Закирова возвели в ранг майора, после чего он служил в Смоленской области. Сообщается, что майор осознавал весь размах и жестокость сталинских репрессий. Дед Закирова Мадамин Хлджаев Халходжу погиб  во время сталинских зачисток в 1931 году.

С 1984 года офицера стал интересовать прецедент массового убийства польских офицеров: согласно советской историографии, они были жертвой немцев. Майор КГБ начал  расследование, дабы определить, сколько офицеров Войска Польского было убито и каковы были обстоятельства преступления. Олег Закиров поднял архивы, разыскивая свидетелей действий НКВД.

По его данным, польские военнопленные были в 1940 году убиты именно НКВД. Эту информацию Закиров передал журналистам из Москвы и Смоленска, а также в московское Посольство Польши. После публикаций исследований Закирова по этим и другим его расследованиям у бывшего офицера начались неприятности. В 1991 году его выгнали из КГБ.

Закирову пришлось уехать навсегда в Польшу вместе с женой и дочкой. Он жил в нищете, был вынужден попрошайничать на улицах. В 2002 году наконец смог получить польское гражданство. Потом ему присудили 1500 злотых пенсии и Крест Ордена Возрождения Польши. Он много работал физически, пытаясь прокормить себя и семью. Свою автобиографию он назвал „Чужой элемент”. Скончался 18 апреля.

В Минобороны Польши сообщили, что оплатят установку памятника и могилы Закирова.

 «По вечерам я ходил на базары и собирал испорченные овощи и фрукты, которые выбрасывали торговцы. Приносил их домой. Моя семья это ела. Президент Квасьневский под давлением журналистов дал мне орден. Сначала я отказывался принимать его, но, в конце концов, позволил уговорить себя. Ну что ж, сказал я, приколю его и, когда стану просить милостыню, может, мне больше денег дадут», — цитата из автобиографии Закирова.

 

Главный региональный
Оставить комментарий