Могут ли праймериз «Единой России» расколоть партию изнутри?

Политика

С 25 по 31 мая каждый гражданин сможет принять участие в предварительном голосовании. Вопрос лишь в том, кому и зачем это нужно?

Почему единороссы вообще проводят праймериз, и чем это поможет партии победить с минимальным рейтингом за всю историю ее существования. На эти и другие вопросы в своем Telegram-канале отвечает руководитель Центра развития региональной политики (ЦРРП) Илья Гращенков.

«Праймериз «слизали» с партсистемы США. Их двухпартийная система, дабы оживить политическое поле, предполагает борьбу за власть через систему фильтров, которые организуют сами партии: Демократы и Республиканцы. У нас «ЕР» — это гегемон, поэтому праймериз решили проводить внутри нее. Но это когда было?

Придумали их еще в 2007 году, но реальный размах они получили при Володине, накануне выборов 2016 года. Тогда было понятно, что «Крымский консенсус» окончательно закрепил остальные парламентские партии в позиции доминионов «ЕР», а значит, для придания выборам легитимности нужна какая-то «движуха», поэтому американский опыт пришелся кстати.

В 2021 ситуация принципиально иная, «движухи» предостаточно на улице. Рейтинг партии на минимуме, при антирейтинге в 2-3 раза больше. Кто захочет конкурировать за сомнительный приз? Многие! В нашей системе – все очень непросто и для обывателя партия — это не пустой звук.

«ЕР» — сложный механизм у которого несколько слове восприятия. С одной стороны, это типичная КПСС (в ленинском понимании «надстройки» над «базисом»), только с урезанными полномочиями в части управления. Т.е. правят от ее имени, но чиновники, а не политики. С другой стороны, всем очевидно, что это – «партия Путина», но он возглавлял ее лишь во времена своего премьерства с 2008 по 2012 гг. С тех пор лидером является Медведев, чей личный рейтинг ниже партийного, а статус зампреда Совбеза малопонятен. Раньше «ЕР» можно было считать «правительственной» партией (во главе с премьером и тогда как бы – вот вам полупарламентская республика), но на Мишустине эта парадигма сломалась. Еще одна особенность партии в том, что она верифицирована народом как «партия власти», как политотдел правительства, с которым подписываешь раз в пять лет контракт: «я вам не мешаю, а вы нас кормите». Собственно, любые «колеблющиеся» — это как раз те, кого перестали удовлетворять условия контракта.

Именно за это и будут биться участники праймериз. Во-первых, все они считают, что выиграть выборы может только тот, кто «согласован наверху» и за кого главный результат могут просто «дать». Надо сказать, что такие рассуждения небезосновательны, в честный подсчет на выборах верит не так уж много избирателей, а уж кандидатов – в разы меньше. Поэтому очередь на праймериз будет большой. Во-вторых, на фоне уличных протестов, как ни странно, рейтинги «ЕР» в регионах начали расти, так как люди взволнованы негативной повесткой (от Навального, КПРФ и др.), но голосовать хотят за стабильность и позитивную повестку, да и альтернативы «ЕР» пока толком никто не видит.

Поэтому на праймериз выйдет большое число участников и тут есть опасность. Часть из них – просто шумные «альфы», которые начнут конкурировать с тихими функционерами. Это породит конфликты на уровне центр – регионы, особенно там, где есть внутриэлитные разногласия. Опять же, разные центры согласования «победителей» на уровне Медведев-Турчак, Володин, Грызлов-АП и разные сторонние сценарии, вроде «губернаторских квот». В общем, на 1 победителя праймериз породят по несколько, а то и по 5-10 проигравших, часть из которых уйдет в оппозицию, а часть – будет интриговать внутри системы. Вот тут и может случиться партийный раскол, который уже назревал в 2016, но его удалось купировать в «слив» часть недовольных в ОНФ, а часть –допустив до выборов самовыдвиженцами».

Главный региональный
Оставить комментарий